РСО-Алания Дагестан Ингушетия Кабардино-Балкария Карачаево-Черкесия Ставропольский край Чечня Кавказ
, , :
При поддержке Министерства Российской Федерации по делам Северного Кавказа

Изольда Гогичаева: человек, мастер, бренд

НИА-Кавказ

DSC 8597 e1571038289856Познакомиться с Изольдой Гогичаевой мне порекомендовала Анна Наумова, директор туристической компании «Валькирия» и полномочный представитель Общенационального Союза Индустрии Гостеприимства (ОСИГ) в СКФО. Сама она была наслышана об этом уникальном мастере национального костюма от своих многочисленных знакомых, занятых в индустрии гостеприимства в Северной Осетии. Интерес Анны носит и профессиональный оттенок: ОСИГ активно вовлекает в свои ряды представителей разных профессий и увлечений и их объединения.

Если во Владикавказе вы пройдетесь по улице Кирова от Горского аграрного университета в сторону Терека, то не сможете не обратить внимание на это здание. Ваш взгляд зацепится за него по нескольким причинам. Первая — это его ухоженность. Очень много старинных особняков даже в центре североосетинской столицы находятся в плачевном состоянии, а то и просто превращаются в руины. И второе, здание выделяется кремовым цветом камня, которым оно отделано. Большая часть старинных зданий Владикавказа имеют мрачноватый тёмно-коричневый окрас кирпича, из которого они сложены.
Каждый посетитель свадебного салона «Изольда» поднимается на второй этаж и попадает в роскошно декорированное и богато меблированное помещение, которое именуют и демонстрационным залом, и шоу-румом (что, по сути, одно и тоже). Здесь есть и витрины с обувью и ювелирными изделиями, и манекены, одетые в национальные платья, и маленький подиум. Но я назвал бы его гостиной. Ибо здесь действительно вас встречают в первую очередь как гостя, и только во вторую – как покупателя.
Встретившая меня невысокого роста женщина меньше всего своим внешним видом напоминала известного дизайнера одежды (ну, так как я его себе представляю). Скорее её можно было принять за учительницу: скромный костюм, простая прическа и полное отсутствие украшений и косметики. Вот такой предстала перед нашим корреспондентом Изольда Гогичаева, известная в Северной Осетии и далеко за её пределами художник-модельер свадебных нарядов, национальных костюмов (ею «обшиты» ансамбли народного танца всех республик Северного Кавказа) и сценических костюмов для Мариинского театра. Её работы по достоинству оценены в России и за рубежом: в Италии, где она демонстрировала их несколько раз, и в зарубежных диаспорах народов Северного Кавказа (Иордания, Турция, Сирия).
Платье из крепдешина кремового цвета: как все начиналось.
Изольда родилась в Грузии. Шить начала в детстве («Перепортила много материала», - улыбается собеседница) и уже будучи ученицей восьмого класса шила платья для своей мамы. По окончании восьмилетней школы пошла учиться в швейное училище № 4 во Владикавказе, где получила профессию мастера по пошиву пальто. Направили её на работу на швейную фабрику. Однако мысль о том, что всю жизнь ей придется делать какую-то одну операцию (кроить рукав или пришивать карман) угнетала будущего модельера. «Мне хотелось индивидуальной работы», - вспоминает Изольда. И она решила попытать счастье в ателье объединения «Севосетинбытодежда». Ей повезло: на тот момент руководство предприятия было обеспокоено необходимостью влить свежую струю в возрастной коллектив цеха по пошиву национальной одежды. А цех этот в те годы обшивал костюмами все ансамбли народного танца на Северном Кавказе. «Когда в первый день шла на работу – плакала от страха. Ведь я совершенно ничего не знала о национальном костюме» - рассказывает модельер. И перед тем, как отвести её в цех, руководитель прочла двухчасовую лекцию об этом самом народном костюме. Впрочем, главными тезисами её выступления были, что работа будет очень сложной, но интересной, и что нужно стараться. На рабочем месте Изольда появилась в три часа, в начале второй смены. И сразу же одна из закройщиц, которой нужно было уезжать на похороны, передала ей на доработку «свое» платье, препоручив молодую работницу опытной наставнице. «Я до сего дня помню это платье из крепдешина кремового цвета, - с какой-то особой теплотой в голосе говорит моя собеседница. - Я дошила его до конца смены и повесила на вешалку с готовыми платьями. Мастер по возвращении сразу ко мне с вопросом, а чего это сижу. Мои слова о том, что я закончила пошив платья, её очень сильно напугали. Она была почти уверена, что я его испортила. Однако то, что она увидела, ей понравилось». Так состоялось профессиональное крещение Изольды Гогичаевой.

Портняжные ножницы, мешок турецкой фурнитуры и три отреза пальтовой ткани: старт бизнеса
Столь ранний приход Изольды в профессию был связан и с тем, что семья их жила довольно бедно. Родители растили её и еще трех братьев. Хотелось раньше начать зарабатывать. А работать она умела. Ещё учась на втором курсе училища получила звание Ударник коммунистического труда. Выполняя учебные задания, шила по три пальто за время, что её подруги по училищу тратили на пошив одного. Зарабатывала в ателье до 300 рублей в месяц, а это по тем временам были очень большие деньги. Впрочем, в советское время служебной карьеры она не сделала: мешало отсутствие образования. За время нашей беседы Изольда несколько раз обращала внимание, что у нее нет даже среднего образования. И потому смутные 90-е годы прошлого столетия встретила в должности закройщицы. И тут в её жизни начались события, сыгравшие существенную роль в дальнейшей судьбе. В Северную Осетию стали приезжать осетины, живущие за рубежом. В их цех заглянули осетины из Турции. Их там проживает почти 20 000 и у них был свой танцевальный ансамбль. Но он был, как выразилась Изольда, раздет. То есть не было национальных костюмов. И вот для того, чтобы его «одеть», она на полтора месяца уехала в Турцию. За это время Изольда его «обшила» и познакомилась с очень интересным человеком, экономистом Ремзи Кануковым, главой общины. Он то и посоветовал ей открыть свое дело. Для этого в России, по его мнению, было самое удобное время. И подарил ей большие портняжные ножницы и мешочек фурнитуры. Последняя была в ту пору в Северной Осетии большим дефицитом. «По возвращении домой, - продолжает рассказ моя собеседница, - я пошла к своему начальнику, с которым, кстати, у нас были очень хорошие дружеские отношения, и попросила его разрешения на создание на базе нашего цеха самостоятельного предприятия. Но получила категорический отказ. Он считал, что добрые советские времена вот-вот вернуться и хотел сохранить коллектив. И я ушла. А вместе со мной и ещё шесть работников цеха».
А ушла она в никуда. Не было ни денег, ни помещения, ни оборудования. На дворе стоял 1993 год. «У меня было два отреза пальтовой ткани, - улыбается Изольда. – Я отдала их хорошей знакомой в комиссионный магазин. Она поменяла их на 15 метров белого материала. Я пошила из них три платья с той турецкой фурнитурой и быстро их продала. На вырученные деньги купила материал ещё на 9 платьев. И были ещё 5 тысяч долларов, взятых в долг у одного из знакомых. На эти деньги я в Турции закупила материалы и фурнитуру. Вот так начался мой бизнес». Её первое сшитое в статусе «свободного художника» платье сегодня находится в краеведческом музее. Она никогда не сожалела о том, что создала собственное дело. Наоборот, она счастлива, что сделала это вовремя.
Она одевала Щелкунчика, принцессу Пирлипат и Бориса Годунова.
В 1999 году её цех по пошиву национальной одежды (именно так называет Изольда свое предприятие) посетил директор мастерских Мариинского театра. «Увидев мои платье, спросил, сколько вы можете пошить таких в месяц. – рассказывает моя собеседница. - Я ответила, что в три года одно платье. Он извинился за то, что не по достоинству оценил мой труд». И высказал желание на базе наших мастерских открыть филиал мастерских Мариинского театра. «Я отказалась, - продолжает она свой рассказ. - Тогда он пошел к Главе республики, Александру Дзасохову, и тот меня уговорил». Она открыла филиал мастерских Мариинки, и отдала этому делу почти десять лет жизни.
«В то, что я смогу найти мастеров, соответствующих уровню Мариинки, во Владикавказе, никто не верил, - вспоминает собеседница. - Однако я набрала детей из швейного училища и два года их готовила. В апреле 2002 года мы сдали костюмы для первого спектакля «Борис Годунов». Тогдашний Главный художник театра Ногинова Татьяна, принимаю наши костюмы, сказала: «Вы чудо сотворили!». Это был самый большой подарок, который я получала в жизни».
В этих мастерских пошили костюмы к более чем тремстам спектаклям. В том числе по эскизам Михаила Шемякина к балетам «Щелкунчик» и «Принцесса Пирлипат». А ещё к опере «Война и мир» в постановке Андрона Кончаловского, «Борису Годунову», «Травиате», «Принцессе Турандот».
«Если ты работаешь в самой Мариинке, тебе проще. Художник по костюмам всегда может зайти в цех и сказать, отвечает ли создаваемый тобой костюм тому, что он хочет видеть, или нет. – считает Изольда. – У нас такой возможности не было. Мы должны были сами это угадать, почувствовать. Я в год пять-шесть раз бывала в Мариинке, изучала репертуар театра и выбирала костюмы и героев, которые мне были интересны». И за всё время её работы в мастерских никаких замечаний от художников Мариинского театра не поступало.
С каждого из «одетых» ею спектаклей один костюм Изольда Гогичаева повторяет для себя. На память.
А потом, отдав мастерским солидный кусок своей жизни и существенную часть самой себя, она опять встала и ушла. Почему? Это уже тема для другого рассказа.
Ремейк осетинского свадебного наряда, «Новое время древнего искусства», красная дорожка в палаццо Кузани и «Золотое веретено»
«Кем вы себя считаете: художником, модельером или портным? – спросил наш корреспондент собеседницу.
Художником или модельером Изольда себя не считает по двум причинам: у неё нет соответствующего образования, и она создает свои наряды по эскизам, которые находит в книгах по истории национального костюма. И покрой, и орнамент. Поэтому те свадебные платья, которые шьют в её мастерской, принято считать ремейками осетинского свадебного наряда. И эти платья сегодня основной товар её предприятия. Одеть на свадьбу платье от «Изольды Гогичаевой» считается очень престижным. И не только в Северной Осетии. Хоть удовольствие это не из дешевых: средняя себестоимость наряда – 350 000 рублей. Но цена соответствует качеству. И гарантия тому – имя мастера. Здесь же, в её мастерской, невеста может подобрать себе обувь, ювелирные украшения и другие аксессуары свадебного наряда. Поставщиков Изольда выбирает очень тщательно и со многими связана уже многолетними партнерскими связями.
Гордость Изольды – созданные в её мастерской коллекции национальных осетинских костюмов «Новое время древнего искусства», показ которых триумфально прошёл в различных города России и за рубежом, в Стамбуле, Венеции, Каннах, Праге. В Милане, в палаццо Кузани, облаченные в осетинские платья модели «проплывали» по красной дорожке, подсвеченные пламенем свечей. На создание первой из этих коллекций Изольда потратила почти 15 лет. Она мечтала передать её музею во Владикавказе. Но финансовые трудности заставили её продать ту, первую коллекцию. Впрочем, об этом я узнал из СМИ. В нашем разговоре она этой темы не касалась.
Сейчас она мечтает начать пошив обуви, национальной осетинской обуви, по эскизам из книг, как это было с платьями, к своим этно-костюмам. «Этно-костюмы — это мое детище. Моя жизнь. Господь мне в этом помогает», - говорит Изольда. Она считает себя глубоко верующим человеком и показывает мне маленькую часовню (или молельную комнату?), которую она оборудовала в своих мастерских.
Изольда Гогичаева Заслуженный работник культуры республики Северная Осетия-Алания, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, лауреат различных конкурсов, в том числе обладатель «Золотого веретена» и премии «Золотая птица. Её работы высоко оценили Вячеслав Зайцев и Валентин Юдашкин. Сегодня у нее очень хороший коллектив, её окружают замечательные люди, которые как она сама болеют за дело. «Мы вместе радуемся каждому новому созданному костюму», - не без гордости говорит собеседница.
За все время создания и развития своего бизнеса она никогда не обращалась за помощью к властям. В трудные минуты, которых было немало, ей помогали родные и друзья.
Проверки контрольно- надзорных органов её особо не беспокоят, налоги и сборы она платит своевременно. «В декабря мы стали единственным предприятием в Северной Осетии, которое получает субсидии Минпрома России, - отмечает Изольда. – И стало легче дышать: нам возвращаются 90 процентов расходов на коммунальных услуги, 30 процентов от стоимости сырья, часть взносов в Фонд социального страхования».
Вопрос, трудный для Изольды: кому вы передадите все это? «Это моя самая большая боль. Мне все равно кому, лишь бы этот человек сохранил то, что я создавала. Но человек этот должен быть не только талантливым модельером (художником, дизайнером), но и хорошим коммерсантом». Она хотела подготовить для этого племянницу, но она вышла замуж и уехала в Прагу. Внук учится на третьем курсе МГИМО и заниматься тем, чем занимается она, конечно, не будет.
Возвращаясь к вопросу о том, кем она себя считает и какое обращение к ней ей больше нравиться, моя собеседница ответила: «Просто Изольда. Изольда Гогичаева».

 


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "НИА-Кавказ" в telegram.

Видео Кабардино-Балкарской Республики победило в конкурсе «Лучший видеоролик региона России»

Точка зрения
Азамат Тлисов: Без мер принятых Правительством РФ по поддержке экономики ситуация на рынке труда была бы гораздо хуже
Данные Росстата за второй квартал по уровню безработицы свидетельствуют о её продолжающемся росте. Лидером по-прежнему остается Северный Кавказ. Более 14% всех зарегистрированных безработных в стране жители СКФО.