РСО-Алания Дагестан Ингушетия Кабардино-Балкария Карачаево-Черкесия Ставропольский край Чечня Кавказ
, , :
При поддержке Министерства Российской Федерации по делам Северного Кавказа

Сергей Меликов ответил на вопросы журналистов

НИА-Кавказ

166439373728 сентября, глава Дагестана Сергей Меликов ответил на вопросы журналистов региональных и федеральных СМИ, связанные с проведением частичной мобилизации.

Сергей Алимович, прошла неделя с момента объявления частичной мобилизации в стране. Можете ли Вы подвести её предварительный итог в Дагестане?

Сергей Меликов: Частичная мобилизация, объявленная руководством страны, продолжается. На сегодняшний день мобилизационные наряды и задание выполняются в строгом соответствии с графиками. Мы всю эту работу контролируем и ежедневно мониторим.

 

В одном из своих выступлений Вы сказали, что есть «перегибы» в работе по мобилизации на местах. Кроме того, Вы отметили, что работа военкоматов и некоторых глав районов и городов по организации частичной мобилизации была поверхностной. Будет ли эта работа переформатирована? Удалось ли исправить допущенные ошибки?

Сергей Меликов: Это динамичная и повседневная работа, поэтому вносить определенные коррективы нам необходимо, в том числе с учетом встреч с теми, кто уже призван. Именно они – самый главный источник действительно объективной информации. Сказать, что у нас все откорректировано, я не могу. Здесь, скорее всего, большую роль играет непрофессионализм в том числе работников военных комиссариатов. Если мы говорим, что на республиканском уровне военный комиссар Дайтбег Мустафаев работает достаточно уверенно, то мы не можем сказать того же самого о работе военкомов в районах. Потому что с этим процессом за последние несколько десятков лет никто не сталкивался. В результате неправильно подготовленные документы и оповещение граждан спровоцировали определенное возмущение людей. И это вполне естественная реакция граждан, которые просили разъяснений. Как это было в Бабаюртовском и Хасавюртовском районах. После того, как к решению возникших вопросов подключились компетентные люди, владеющие ситуацией, процесс пришел в норму.

Однако все это связано не только с отсутствием профессиональной подготовки со стороны работников военкоматов, но еще и с безответственным подходом к реализации указа Президента и моего указа со стороны некоторых глав муниципальных образований. Они должны были собрать всех ответственных лиц, участвующих в процессе, дать разъяснения и проконтролировать выполнение задач. В том числе привлечь тех, кто отвечает за транспорт, доставку мобилизованных, а также тех, кто мониторил бы и корректировал вопросы призыва, чтобы люди с инвалидностью или многодетные отцы не получали повестки. Нужна была сплоченная работа коллектива.

Но есть и другие примеры. Вчера я созванивался с главами Кизлярского и Тарумовского районов, города Кизляра. Там люди идут на подъеме – с готовностью защищать Родину. Там главы работают, и нет никаких вопросов от семей и к семьям. В южном Дагестане – это Табасаранский, Дербентский, Магарамкентский районы, Дербент.

«Перегибы» взяты на контроль. Чтобы их не было, мы открыли ряд горячих линий, справки можно получить и в муниципальных образованиях. Все эти вопросы на контроле держат представители Администрации Главы и Правительства РД, командированные в районы. Разъяснительная работа должна быть продолжена.

 

Эксперты отмечают, что протестная акция в Дагестане координировалась через соцсети с Украины и из Турции. Как Вы можете это прокомментировать? Планируются ли дополнительные меры по противодействию этим процессам?

Сергей Меликов: Наши люди очень добрые, отзывчивые, гостеприимные, трудолюбивые, но при этом – доверчивые. Мы имеем вполне обоснованную информацию о том, что те каналы, по которым людей призывали к нарушению общественного порядка в нашем регионе, регулируются Центром идеологических и психологических операций главного управления разведки сил специальных операций вооруженных сил Украины. Не напрямую, конечно, не из Киева, но через создание подконтрольных контентов за рубежом.

Протестом подобные акции назвать нельзя – это хулиганство и нарушение общественного порядка. Я хочу, чтобы дагестанцы поняли, что их к этим акциям призывают те, кто убивает сейчас наших ребят, защищающих Родину. Подумайте об этом!

Да, у нас много пока нерешенных проблем. Но мы за последние годы сделали крупные шаги к тому, чтобы Дагестан становился привлекательным, в том числе для крупного бизнеса, который верит, что завтра-послезавтра все начнет налаживаться. Мы ни одного экономического решения не останавливали и не останавливаем по причине того, что происходит в мире и в стране.

Мы отремонтировали свыше 100 школ, мы сдаем большое количество детских садов и учебных учреждений, мы вплотную сейчас хотим заняться нашей медициной. Мы строим дороги, разбираемся с недобросовестными строителями жилья, занимаемся активным вовлечением людей в спорт. Я уже не говорю про туризм. Сфера, которая стала доходной для многих наших земляков. Туристы приезжают сюда с деньгами и оставляют их дагестанцам. Кто скажет, что это не так? Ну так не мешайте нам!

Те, кто сегодня поддерживает протесты, уже покусились на святое: распространяется информация, что не по своей воле дагестанцы в 41-м году пошли на защиту Родины. Послушайте, у меня дед погиб в составе 345-й стрелковой дивизии, которая формировалась в Дербенте, и я знаю историю, знаю, как это происходило! Дагестанцы – патриотичные люди, готовые защищать не только свой очаг, но и весь Дагестан, и всю страну.

При этом Сергей Меликов отделил справедливый запрос на внятную информацию со стороны жителей Бабаюрта и Эндирея от срежиссированных агрессивных акций в Махачкале.

 

Будет ли республика отслеживать дальнейшую судьбу мобилизованных из Дагестана? Где они будут проходить подготовку? Куда будут направлены?

Сергей Меликов: Мы уже это делаем в рамках взаимодействия с командованием Южного военного округа и нашим военным комиссариатом. Все пункты сбора будут посещены нашими руководителями. Для чего? У нас четыре задачи. Во-первых, – поддержать, во-вторых, – побеседовать и узнать проблемы, которые мы должны закрыть, пока они пребывают в мобилизационном пункте. В-третьих, – уточнить потребности и в-четвертых, – создать обратную связь. Я не знаю сегодня роту, в которой бы не служили дагестанцы. Наши земляки служат от Владивостока до Калининграда. Безусловно, мы будем стараться сопровождать всех наших военнослужащих, чтобы помогать им выполнять свой долг.

 

Планируют ли в республике заботиться о семьях мобилизованных?

Сергей Меликов: Мы знаем, что сегодня в Госдуме дополнительно рассматривался ряд мер, направленных на поддержку военнослужащих. Однако нуждающимся семьям, определённо, будет оказана точечная помощь. С этой целью мы будем посещать сборные пункты и выявлять подобные семьи.

Главы муниципальных образований буквально на карандаше должны держать список семей военнослужащих, участвующих в СВО, и оказывать помощь своим решением. Если же оно будет недостаточным, тогда необходимо обращаться к нам и искать дополнительные возможности.

Я хочу поблагодарить каждого нашего военнослужащего за любовь к Родине, за поведение настоящего горца и воина, а их матерей, жен и сестер – за терпение, поддержку и преданность настоящих горянок,  сообщается на официальном сайте Главы республики.


Подписывайтесь на нашу страницу новостей "НИА-Кавказ" в telegram.

Жители КЧР приглашаются к участию в конкурсе на получение Всероссийской общественной премии за личный вклад в укрепление единства народов России «Гордость нации»

Точка зрения
О параллельном импорте рассказала эксперт РАНХиГС Ирина Долгова
В 2022 году более тысячи зарубежных компаний ушли с российского рынка или приостановили работу в стране. В таких условиях возникла необходимость защитить внутренний рынок от дефицита отдельных категорий товаров и не допустить взрывного роста цен на них.